ДРУЗЬЯ САЙТА


Marvellous-Anastacia.ru ShaniaTwain.com.br



ШАНАЙА ГОВОРИТ

«Я всегда была очень взрослой и уверенной в себе, когда была моложе. Думаю, в основном я все делала правильно, когда дело касалось гастролей, я всегда была очень серьезной и сосредоточенной на моем голосе и оберегающей свое здоровье, поэтому, наверное, я бы сказала себе: "Не нужно быть такой серьезной". Я бы сказала: "Больше развлекайся"», - о том, какой совет с высока прожитых лет и опыта она дала бы сама себе в молодости (источник “Time”).



РУССКИЕ СУБТИТРЫ

Shania Twain Russian Subtitles Мы стремимся помочь поклонникам Шанайи лучше понимать, о чем она говорит и поет, поэтому работаем над русскими субтитрами для концертов и программ о любимой певице. Все наши работы можно найти в альбоме нашей группы во «В Контакте». Помимо всякого рода мелочей, нами переведены все 6 серий документального сериала «Почему нет? с Шанайей Твейн» и концерты “Up! Live in Chicago”, “Winter Break”, “Up! Close & Personal” с дополнительными материалами и “Shania: Still The One Live From Vegas” с «Пропуском за кулисы».



РЕЛИЗЫ ПЕСЕН/КЛИПОВ

Life's About To Get Good Первый сингл с альбома “Now”, “Life’s About To Get Good”, вышел 15-го июня 2017 года. 20-го июля в качестве промо выпустили песню “Poor Me” вместе с лирик-видео. 26-го июля состоялся релиз клипа на песню “Life’s About To Get Good”. 18-го августа состоялся релиз второго сингла – “Swingin’ With My Eyes Closed”, а 29-го сентября вышел клип на эту песню. 15-го сентября вышел промо-сингл “We Got Something They Don’t”. 1-го июля 2018 года состоялась премьера клипа на песню “Soldier”.



НОВЫЙ АЛЬБОМ

Now 29-го сентября 2018 года состоялся релиз альбома “Now” в трёх версиях: стандартный CD (12 песен), делюкс-версия на CD (16 песен) и делюкс-версия на виниловых пластинках (2 пластинки, суммарно 16 песен). Альбом можно заказать здесь.



ГРЯДУЩИЕ СОБЫТИЯ

Резиденция “Let’s Go!” в Лас-Вегасе:
2 декабря 2020
4 декабря 2020
5 декабря 2020
9 декабря 2020
11 декабря 2020
12 декабря 2020



ПОДПИШИСЬ




ПОИСК




СТАТИСТИКА

Opened 6 June 2005
Webmiss: Carolina
Design made and coded by
Arthur's Design






ЗАЧЕМ ОГЛЯДЫВАТЬСЯ НАЗАД?

Как и у большинства людей, у меня есть секреты. У меня есть секреты как у сестры, подруги, родителя, любимой и многие другие секреты, но это всё равно оставляет мне пространство для рассказа о многом в моей жизни, что «секретом» не является. С другой стороны, секреты, которые я пообещала хранить, останутся при мне; я считаю, что могу рассказать историю своей жизни, не нарушая данных клятв, но, в то же время, не компрометируя мою честность. Спустя много времени после прочтения этой книги, секреты, которые мне были доверены, умрут вместе со мной.

У всех нас есть свой багаж секретов и грязного белья, но лично я считаю, что чем быстрее я научусь расслабляться и смеяться над ними, тем скорее смогу насладиться облегчением, которое приходит с освобождением и избавлением. Я рассматриваю эту книгу как процесс стирки своего белья и вывешивания его на солнце и свежем воздухе для сушки. Своего рода эмоциональное очищение.

Я прочла цитату женщины, которая сказала, что никогда бы не написала книгу как клятву забрать свои секреты с собой в могилу, но я сочла её позицию довольно драматичной; ну на самом деле, сколько секретов может быть у одного человека? Она подразумевает, что вся её жизнь – секрет? Как может человек, уже живущий полной, взрослой жизнью, не иметь хоть что-нибудь достойное изложения, что могло бы стать интересным и, возможно, значимым для кого-то ещё? Конечно, если вы прожили жизнь, достойную вдохновить хотя бы одного другого человека, вы могли бы это сделать и всё же сохранить приличную границу личной приватности. А может, вопрос лишь в том, хотите вы написать книгу или нет.

Выражение радости и боли в моей жизни через письмо побудило меня считывать хорошее и плохое с широко открытыми глазами, позволив страницам стать зеркалом, отражающим автопортрет жирным чёрным или белым.

Это одновременно и испытание, и освобождение. Во время процесса написания этой книги я потратила львиную долю времени, обсуждая страницы моей жизни со своими многочисленными друзьями и семьёй более открыто, чем когда-либо прежде. В атмосфере близкой к посиделкам вокруг костра мы предавались воспоминаниям, обменивались историями и делились от чистого сердца, размышляя вместе над превратностями судьбы. Нас с моей сестрой Керри этот опыт сборов вокруг наших воспоминаний особенно сплотил. Этот дух костра – смех и пение от души, разговоры откровенные и честные, ощущение, что можно спокойно подпеть в нашем кружке комфорта и доверия.

С этой книгой в руках, надеюсь, читатели тоже почувствуют себя частью компании, сидящей у костра, и ощутят порыв участвовать от всего сердца. Смеяться и плакать вместе со страницами, чувствовать, что мы все сидим вокруг одного костра.

Однажды я прочла кое-что об огне, и мне это кажется очень правдивым: «Огонь может дарить крылья отваги, сострадания и преданности. Огонь упрям и безрассуден, но совершенно не коварен. Он видится силой, бурлящей внутри нас, дающей нам твёрдую решимость следовать за поставленными целями, дарующей страсть сделать это всем своим существом, результирующей в чести и свободе сделать это без интриг и с открытым лицом».

Моя жизнь имеет свои взлёты и падения, но в истории жизни человека всегда больше одной стороны. Оборотная сторона всех испытаний – радости и положительные события, удовольствия, которые приходили как добро наравне со злом – проекция неизбежного контраста, необходимого, чтобы соблюдать хрупкий компонент баланса.

Я глубоко верю в то, что всё относительно. Нам нужно плохое, чтобы оценить хорошее, и наоборот. Нам нужно, чтобы с нами произошло что-то неожиданное, чтобы осознать, что всё прочее было ожидаемо. В нашем отношении к этим вещам и проявляется возможность решить, что мы чувствуем, и уровень интенсивности этих чувств. Такова относительность. Нельзя выскочить с американской горки жизни, когда она катится, так что можно было бы заодно попытаться как можно лучше понять её, чтобы двигаться по её изгибам и наслаждаться поездкой. В моей жизни были резкие повороты и неожиданные падения, о которых я думала, что это были «самые неудобные моменты» моей жизни, или вещи, которые, как я считала, когда-нибудь меня убьют; я могу, в некоторых случаях, теперь размышлять о них с усмешкой. Сейчас я нахожу целебным поделиться некоторым опытом и сочту наградой, если он будет ценен также в жизни кого-то ещё.

Альберт Эйнштейн написал в своих «Автобиографических заметках»: «Я действительно считаю хорошим показывать тем, кто сражается рядом с нами, нашу собственную борьбу и поиск в ретроспективе». Я прочитала этот отрывок после того, как закончила писать эту книгу, и он идеально отражает мои собственные чувства в отношении публикации истории моей жизни.

Процесс записи всего этого заставил меня вновь посетить многие времена и места из моего прошлого, а также пережить шквал эмоций. Воспоминания могут быть как кошмары. Некоторые люди с ними борются, а другие считают, что единственный выход из кошмара – замёрзнуть и оставаться холодным. Я регулярно напоминаю себе, как благодарна я за урок выживания, который заставил меня расчёсывать и начёсывать мои мысли и воспоминания. Бесконечное перебирание пальцами того, что временами казалось тысячами корней волос, усыпанными яйцами вшей, цепляющихся за каждый шанс выжить, пытающихся закрепиться на достаточный срок, чтобы вывестись и кишеть на моей голове как пугающие, бросающие в дрожь кошмары. Как только они заводятся, нужно всё снимать и выбрасывать, либо стирать снова и снова. Я слышала, что оставление белья на улице на ночь в середине зимы помогает убить цикл размножения этих нежеланных кошмаров, но что делать с мыслями и эмоциями? Что делать с ними, когда они не дают спать по ночам и гнездятся у корней твоего здравого рассудка? Если вывесить их на ночь на улицу в середине зимы, то ты лишь превратишься в ледяной куб, замёрзший блок – столь холодный, что, возможно, ты уже никогда не оттаешь. Это иногда и происходит с разбитыми сердцами и смятёнными умами так, что непонятно, что делать. Они не могут найти силы, чтобы стирать и полоскать, стирать и полоскать снова, пока не сойдут все кошмары.

Иногда во время таких эпизодов на грани безумия может показаться, что легче просто онеметь наедине с наркотиками и алкоголем. Многие страждущие души выбирают этот путь, но я его не рекомендую. Лично я нахожу более безопасным встретить боль лицом к лицу и позволить себе почувствовать её. Адски больно, когда начинаешь оттаивать, но альтернатива – замёрзнуть до смерти духовно и эмоционально – хуже. Согреть разбитое сердце, дух или разум болезненно независимо от того, из-за чего именно наступила немота, но мне очень помог совет мудрой подруги. Она сказала мне, что когда поднимается буря, мне следует идти против ветра, а не отворачиваться от него, если я хочу сохранить свой баланс. Бег по ветру, дующему в спину, лишь дал бы буре преимущество сбить меня с ног. Она была права. Лучше напрячься и встретить ее в лицо.

В моей жизни бывали моменты, когда я не была уверена, что завтра вообще наступит, поэтому с началом работы над этой книгой мне на ум стала регулярно приходить мысль, что, наверное, стоит поторопиться задокументировать историю моей жизни на случай, если моё время подойдет к концу. Поторопиться, чтобы удостовериться, что моя история не окажется когда-нибудь в одном ящике с полуправдой, неправильно истолкованная статьями и множеством других эксплуатаций средств массовой информации. Я также пишу ее для того, чтобы у моего сына, Эйжи, был честный и полный отчёт о моей жизни на случай, если у меня не будет шанса рассказать ему о ней лично – как моя мама не имела шанса рассказать мне больше о самой себе. Она погибла в автомобильной аварии в возрасте сорока двух лет, будучи на три года моложе, чем я сейчас. Меня не покидает чувство пустоты и безнадёжности от наличия множества вопросов к моей маме и понимания, что я никогда не получу на них ответы. Окончательность смерти и тот факт, что ты не можешь вернуться назад и получить ответы на свои вопросы непосредственно от самого человека, всегда расстраивали меня и вселяли чувство беспомощности, желание, которое невозможно удовлетворить. Я не хочу, чтобы моему сыну пришлось делать заключения обо мне, основываясь на кусочках и осколках памяти или воспоминаний других людей, а вместо этого – на моем изложении от сердца и души. Этот момент стал ключевым в моем решении задокументировать историю моей жизни.

Я подумала, что, может, я могла бы рассказать более сладкую версию пережитого, чтобы читатель мог получить суть того, какой была моя жизнь, и в то же время избежать рассказа об ударах судьбы и больше сфокусироваться на том, как я с ними справлялась. Хотя временами у меня действительно получалось с ними совладать, иногда они били мне прямо в голову. Некоторое время я мучилась вопросом, как начать эту книгу, не рассказывая всю историю, но с какого бы угла я к этому ни подходила, я пришла к выводу, что невозможно честно рассказать историю, если нет намерения рассказать её без уловок и тайн на протяжении всей книги. Для меня было важно чётко объяснить контекст и всё равно быть удовлетворённой тем, что написала честную автобиографию. Без мужественного описания самых сложных моментов эта история наполовину пуста, наполовину правдива и в результате могла бы ввести в заблуждение. Полная картина достойна описания, если твоё намерение – поделиться правдой о себе, о том, как она сформировала тебя такой, какая ты есть, как ты когда-то думала и как ты думаешь теперь, после того, что ты усвоила и что именно ты усвоила.

Когда я рассказала своему другу, который живёт очень интересной жизнью, что собираюсь написать автобиографию, он сказал мне, что, несмотря на то, что у него самого есть масса вещей, о которых можно написать, его страх ошеломить его чувствительных друзей и семью, которые неизбежно связаны с историей его жизни, привело его к отказу от документации его фантастического путешествия до тех пор, пока это ни станет практично, поскольку многие его знакомые ещё живы. Я думаю, вероятность того, что он переживёт почти всех своих знакомых, хоть и возможна, но не очень перспективна. Даже если это случится, будет ли у него тогда возможность написать его историю? Получается, что миллионы людей могут никогда не извлечь пользы из его выдающейся истории. Для меня лично очень значим в написании о моей жизни тот факт, что кто-то сочтёт мой опыт полезным как руководство в каком-то смысле, или как вдохновение для того, чтобы вынести собственные тяготы. Что, может, кто-то посчитает полезным общение в дружеском ключе, когда один человек делится с другим. Я верю в то, что публикация моей истории сослужит лучшую службу, чем сохранение её для себя, и я рекомендую написать автобиографию даже если у вас нет планов поделиться ею с публикой, и указать в своем завещании, что в конкретный год, например, ваша история должна быть передана конкретным людям только для личного пользования. Автобиографии не только для публичного чтения. В моём случае, будучи публичной персоной, я решала воспользоваться платформой славы, чтобы, надеюсь, вдохновить соискателей утешения, чтобы они знали, что они не одиноки в тех вещах, которые у нас могут совпадать. Кем бы мы ни были, человеческие страдания никому не чужды.

До настоящего времени я скрывала свою личную жизнь по нескольким причинам. Я не только стеснялась раскрыть некоторые детали даже своим ближайшим друзьям, воспоминания о некоторых самых болезненных вещах мне причиняли беспокойство, и я предпочла о них забыть. Другие аспекты своей жизни я просто воспринимала как должное и не имеющее особой ценности, значимости или важности, чтобы ими нужно было делиться.

Самый очевидный вопрос: «Зачем оглядываться назад»? Как я уже объяснила, я написала эту книгу из соображения полно и точно задокументировать свою жизнь и, может, с её помощью помочь другим; но также она стала положительной силой, поддерживающей моё движение вперёд во времена личных спадов, помогающей не увязнуть в жалости к себе, стыде, депрессии, разочаровании и страхе. В попытке совладать с этими эмоциями вместо того, чтобы избегать их, и примирении с ними, чтобы я могла двигаться дальше в будущее, не упустив настоящее, эта книга является тем драгоценном мостом между прошлым и будущим. Я испытала некоторый дискомфорт, пока писала о своем прошлом, но примирилась с ним теперь, побывав в нём снова и дав ему шанс в новом понимании. Достигнув среднего возраста зрелости и опытности, я разрешаю прошлому быть частью того, кто я есть, а не только того, кем я была, будто это было нечто такое, что я не хотела больше ассоциировать с собой. Но в глубине души я знала, что пережитое оставило свой отпечаток на мне в закромах моей памяти, в формировании характера и как вечный штамп на моих эмоциях. Я всё равно считала, что всё будет «хорошо», если я сохраню болезненные вещи в их законном месте с «вещами, которые уже случились и теперь могут быть забыты»; и я прекрасно чувствовала себя в пассивном состоянии, уверенная, что теперь меня не тревожит то, что осталось позади, и нет нужды «идти туда» снова.

Должна сказать, я получила удовлетворение от того, что вернула себя в настоящее, если позволите, через написание этой книги. Теперь я понимаю, что не обращала внимания на некоторые чудесные чувства и эмоции из воспоминаний о моей юности в результате того, что наглухо закрыла книгу за собой, оставив главы собирать пыль на полке высоко вне досягаемости руки, что привело к тому, что открытие их заново в будущем потребовало огромных усилий. К своему облегчению, в некоторых случаях я могу сказать, что вещи представлялись мне гораздо страшнее, чем оказались на самом деле, когда я вновь обратилась к ним, и меня удивило, как события казались менее значительными в ретроспективе. Это как гигантское дерево в конце подъездной дорожки твоих бабушки и дедушки, на которое, по твоему мнению, может хватить смелости забраться только у Джека из сказки «Джек и бобовый стебель». Но когда ты возвращаешься туда уже взрослым, это величественное дерево может показаться карликовым в сравнении с увеличительным стеклом, через которое ты смотрела на него, будучи ребенком.

Прежде чем я начала писать, это суммировало моё отношение к прошлому: «То было тогда; завтра новый день». Я сделала это, потому что некоторая часть моего прошлого была болезненной, и такая перспектива помогала мне оставаться на плаву. Сейчас я понимаю, что блокируя часть своего прошлого, я также упускала то, что происходило со мной в настоящем. Я всегда торопилась вперёд – в завтра. Иногда восприятие вещей открытое в то время, когда они происходят, предотвращает «застревание» в будущем.

Я была несчастна. Моя жизнь была борьбой за безопасность, место в мире, шанс достичь своих целей. С раннего детства я росла с установкой выжить, как боксёр в центре ринга, постоянно вращаясь и поворачиваясь, готовясь нанести удар любому, кто пойдёт на меня. Я не должна была позволить жизни одолеть меня! Я должна была одолеть её. Так что я не позволяла никому приближаться достаточно близко, чтобы найти слабину, способную пошатнуть меня. И в этом режиме борца я вошла во взрослую жизнь и жила в нём во время подъёма моей карьеры. Даже достигнув успеха и безопасности, я продолжала держать кулаки вверх, будто никто не сказал мне, что бой окончен или, по крайней мере, наступил перерыв между раундами. Изнурительно было жить в состоянии защиты, и кроме усталости от такой жизни, я потихоньку стала понимать, что жизнь необязательно пыталась всё время ударить меня.

Звоночек моего защитного режима борца то и дело звонит и сейчас, но я учусь не реагировать на него. Теперь я стараюсь принять тот факт, что моя жизнь будет развиваться так, как будет. Это не означает, что я сдалась. Просто я перенаправила всю силу на то, чтобы преследовать хорошее.

Также я больше не испытываю дискомфорт от того, что делюсь своим прошлым, настоящим или сиюминутным. И я не вижу причин сохранять мою историю для себя, поскольку рассказ о жизни с моими родителями, например, может вдохновить и дать сил многим страждущим мужчинам и женщинам, которые могут найти сходства и пользу от пережитого моими родителями и от продемонстрированной ими в некоторые из труднейших периодов отваги. Было бы стыдом похоронить их жизненный опыт вместе с ними. Лучше помнить даже их боль как источник вдохновения, чем напрасно забыть их. Мои родители были честными людьми с хорошими намерениями. Если бы они были живы сегодня, чтобы дать оценку годам, когда росли мои братья, сёстры и я сама, они бы, наверное, не чувствовали, что воплотили свои благие намерения. Частенько бывало, что семейству Твейн было нечего есть, недоставало тёплой одежды холодными зимами Северного Онтарио и приходилось жить в тесной арендованной квартире или доме без отопления. Бесконечная финансовая нестабильность негативно влияла и на другие аспекты жизни, как обычно: временами подвергала испытаниям любовь моих родителей друг к другу и, несомненно, подкармливала периодические приступы депрессии моей матери.

Из-за непредсказуемых периодов нестабильности в доме моего детства, я не могла положиться на своих родителей как на стойких опекунов и защитников. Я не знала, на что рассчитывать завтра – спокойствие или хаос, и это вселяло тревогу и неуверенность. Было невозможно предвидеть, чего ожидать, поэтому было проще быть всё время готовой ко всему. Но я понимаю и прощаю своих родителей за это, потому что знаю, что они старались, как могли. Изъяны есть у всех матерей и отцов, и, хотя во времена моего детства были обстоятельства, которые кому-то могут показаться экстремальными, если бы кто-то сказал, что мои родители временами подводили нас, я бы сказала, что они это делали честно. Обстоятельства часто были выше их. Если бы мои родители сегодня были здесь, я бы сказала им, какую потрясающую работу они проделали в таких условиях. Я бы хотела, чтобы они знали, что хорошо меня воспитывали. Я бы поблагодарила их за любовь и то, что учили меня никогда не терять надежду, всегда помнить, что всё может быть ещё хуже, и быть благодарной за всё хорошее, что есть в жизни. Но самое важное: они научили меня никогда не забывать смеяться. Я благодарю их за то, что они всегда призывали у всего видеть светлую сторону; это дар, проведший меня через многие испытания. Они, может, не всегда были хорошими примерами и не всегда следовали тому, что проповедовали, но было ясно, что они хотели лучшего для нас. Это само по себе достойно подражания.

В конечном счёте, я в ответе за то, как я живу сейчас и что я делаю со своей жизнью. На самом деле, я даже благодарна за то, через что я прошла, и не стала бы ничего менять – хотя признаюсь, что пережить это снова также не хотела бы. Одного раза было достаточно.





Полезные ссылки:

1. Страница о книге


Автор: Shania Twain

Переводчик: Carolina

Design made by Arthur
SHANIA.NET.RU 2005-2020
Main / Главная Shania / Шанайа Gallery / Галерея Downloads / Загрузки Site / Сайт Forum / Форум