ДРУЗЬЯ САЙТА


Marvellous-Anastacia.ru GirlsAloud.ru CherylCole.ru ShaniaTwain.com.br



ШАНАЙА ГОВОРИТ

«Все способные люди имеют право иметь доступ к возможности добиться успеха», – о том, что ребёнок из любой семьи должен иметь возможность раскрыть свой потенциал (источник книга “From This Moment On”).



РУССКИЕ СУБТИТРЫ

Shania Twain Russian Subtitles Мы стремимся помочь поклонникам Шанайи лучше понимать, о чем она говорит и поет, поэтому работаем над русскими субтитрами для концертов и программ о любимой певице. Все наши работы можно найти в альбоме нашей группы во «В Контакте». Помимо всякого рода мелочей, нами переведены все 6 серий документального сериала «Почему нет? с Шанайей Твейн» и концерты “Up! Live in Chicago”, “Winter Break”, “Up! Close & Personal” с дополнительными материалами и “Shania: Still The One Live From Vegas” с «Пропуском за кулисы».



РЕЛИЗЫ ПЕСЕН/КЛИПОВ

Life's About To Get Good Первый сингл с альбома “Now”, “Life’s About To Get Good”, вышел 15-го июня. 20-го июля в качестве промо выпустили песню “Poor Me” вместе с лирик-видео. 26-го июля состоялся релиз клипа на песню “Life’s About To Get Good”. 18-го августа состоялся релиз второго сингла – “Swingin’ With My Eyes Closed”. 15-го сентября вышел промо-сингл “We Got Something They Don’t”.



НОВЫЙ РЕЛИЗ

Now 29-го сентября состоялся релиз альбома “Now” в трёх версиях: стандартный CD (12 песен), делюкс-версия на CD (16 песен) и делюкс-версия на виниловых пластинках (2 пластинки, суммарно 16 песен). Альбом можно заказать здесь. В официальном магазине певицы продаётся четыре набора по этому случаю. Мы подробно расписали преимущества каждого в новости от 15-го июня. Если интересно, полистайте новостные страницы.



ВЫСТАВКА

Shania Twain Exhibit27-го июня состоялось торжественное открытие выставки “Shania Twain: Rock This Country” в Музее и Зале славы музыки кантри в Нашвилле, США. Для посетителей двери выставки открылись 30-го июня. Она будет работать до июля 2018 года. У нас на сайте вы можете посмотреть фотографии и короткое видео, в котором показывают некоторые экспонаты. Ссылку на речь Шанайи и её перевод ищете в архиве в новости от 30-го июня.



ГРЯДУЩИЕ СОБЫТИЯ

26 ноября – выступление на шоу между таймами на чемпионате «Кубок Грея» в Оттаве, Канада

3 мая 2018 – начало тура “Now” в Такоме, ш. Вашингтон, США.




ПОДПИШИСЬ




ПОИСК




СТАТИСТИКА

Opened 6 June 2005
Webmiss: Carolina
Design made and coded by
Arthur's Design






«СЕЙЧАС» И ТОГДА: ШАНАЙА ТВЕЙН О ПРЕСЛЕДОВАНИИ ЛЮБВИ И ВЕСЕЛЬЯ СПУСТЯ 20 ЛЕТ ПОСЛЕ “COME ON OVER”

Новый альбом Шанайи Твейн, “Now”, выпущенный 29-го сентября, вышел через 15 лет после того, как она спела «Отсюда дорога только вверх!» Эти слова – из её возглавлявшего чарты в 2002 году альбома “Up!” – оказались не слишком пророческими, поскольку ей пришлось преодолеть несколько трудностей, прежде чем вернуться в студию. Среди них едва не положившие конец её карьере проблемы с голосом и прекращение долговременных отношений с её продюсером и соавтором, который также являлся её мужем.

По стечению обстоятельств, 2017 год славен тем, что в нём 20 лет исполняется со дня выхода альбома “Come On Over”, который не только является самым успешным её альбомом – с 20-миллионным тиражом в США и, вероятно, вдвое большим в мире, – но также близок тому, чтобы быть самым успешным альбомом вообще. Он находится на 8-ом месте в рейтинге бестселлеров всех времён Американской академии звукозаписи, но, если вычеркнуть все двойные альбомы, в которых наличие второго диска удваивает общую сумму, то альбом Твейн окажется на 4-ом. С рекордом, который состоит из этого и ещё двух альбомов, имеющих бриллиантовый сертификат – “The Woman In Me” 1995 года и “Up!” – 52-летняя Твейн могла бы никогда больше не выпускать новую музыку, продолжая лишь выступать на аренах со старым материалом, но настоящие поклонники хотят услышать оставшуюся часть истории, как сказал бы Пол Харви.

«На деловом уровне, гастроли – ключевой источник заработка для крупнейших артистов, – говорит её менеджер из “Maverick”, Скотт Роджер, – но, ни в коем случае, это не первостепенный приоритет для них. Артистов ведёт создание и выпуск новой музыки, и это самое важное в их карьере. Что касается Шанайи, то мы знаем, что продажами нам будет не сравниться [с её каталогом], как ни одному артисту никогда в настоящем, так что нужно отказаться от мысли о продаже 40 миллионов альбомов. Это больше никогда не повторится. Также для женщины в возрасте за 50 наступают определённые трудности на радио, особенно кантри-радио, на котором так сильно доминируют мужчины. Наши возможности чрезвычайно ограничены там, поэтому мы делаем основной упор на выступления и появления на телевидении, чтобы уведомить людей о выпуске альбома. Выпуск новой музыки стимулирует старый каталог и повышает осведомлённость для возможностей лицензирования, а также – стриминга».

Роджер замечает, что Твейн «полностью управляет кораблём», совершенно самостоятельно написав альбом и направляя сопродюсеров – это совсем не похоже на три великие альбома, на которых её вел Роберт «Матт» Ланг. Критики были удивлены тем, как сильно “Now” кажется продолжением той классической эры, хотя некоторые куплеты совершают пит-стопы на более тёмных темах, чем “I’m Gonna Getcha Good!”.

Журнал “Variety” поговорил с Твейн о том, как она вложила полтора горько-сладкого десятилетия своей жизни в песни, её грядущем возвращении к гастрольной деятельности и каково это было 20 лет назад, когда десятки миллионов поклонников хотели купить “Come On Over”.

Несколько лет назад ты объявила прощальный тур. Теперь ты готовишься к новым гастролям. Что изменило твоё решение об окончании гастрольной деятельности?

Всё, на самом деле, сводилось к проблемам с голосом и трудностям с пением. Я расширяла свои границы, выезжая из Лас-Вегаса после двух лет. Но там у меня получалось лучше, чем я ожидала, и это дало мне необходимый толчок, чтобы ещё раз вернуться в атмосферу турне. Я была готова рискнуть и завершить эту часть моей карьеры на гастрольной сцене, а не в комфортной среде [Вегаса]. Это был своего рода вызов и [моё] личное решение как артиста завершить эту часть моей карьеры в городах поклонников – не чтобы они приезжали ко мне, а чтобы я приехала к ним. Но тот (прощальный тур) прошёл лучше, чем я ожидала. Так что теперь я думаю: «Ну, буду жить сегодняшним днём, и, если будет получаться, то буду продолжать делать это, пока ни перестанет получаться».

Несколько лет назад Тейлор Свифт написала целый альбом сама, частично чтобы доказать недоброжелателям, что они ошибаются, считая, что всю тяжёлую работу за неё делают другие. Когда ты писала “Now” сама, был ли в этом схожий аспект, ощущение, что тебе нужно что-то доказывать?

Аспект необходимости доказать что-то определённо был, но доказать это себе. Это был мой первый за долгое время самостоятельный выход без Матта как продюсера и соавтора. В тех отношениях я тоже всё время сочиняла сама, но затем я приносила тот материал Матту, и каждый из нас предлагал свои идеи и так мы сотрудничали. Но до встречи с Маттом я писала совершенно одна. Когда эти отношения закончились, мне нужно было заново познакомиться с тем автором песен, которым я была до встречи с Маттом, и вернуться к изоляции, которую я, на самом деле, люблю. Я наслаждаюсь независимостью. Я наслаждаюсь тем, что необязательно есть обратная связь, честно говоря. Мне нравится отсутствие запретов и то, что никто не вмешивается в мои мысли или чувства до того, как у меня будет шанс дать им оценку позже. Мне просто нужно было узнать, что тот (самостоятельный) автор всё ещё там, невредимый. Матт всегда уважал меня как автора песен и всё равно всегда вытягивал из меня (определённые вещи). Но всё же были и другие вещи, с которыми я не соприкасалась много лет. Самостоятельно я люблю уходить в минорное трезвучие. Я люблю двурядный металлофон – просто много таких характерных вещей, к которым я тяготела в молодости. Без чьего-либо участия, это самая чистая музыка, которую я записала.

Единственной новой музыкой, которую люди слышали от тебя за последнее время, был сингл под названием “Today Is Your Day”. Мне было интересно, будет ли весь новый альбом в таком вдохновляющем ключе, или ты позволишь себе уйти во тьму, немного. И ты позволила.

Я написала ещё более тёмные песни, чем те, которые вошли в альбом, или более тёмные версии некоторых песен. Сочинение – моя терапия. В некоторых случаях я в итоге отказываюсь от некоторых строчек или даже определённых музыкальных решений. Я предпочитала более счастливую музыку, чтобы сделать песню светлее. Я разбирала разного рода дерьмо в своей голове и сердце, и затем, в конечном счёте, я почувствовала себя лучше, поэтому песни в итоге получились более оптимистичными, чем в начале, в целом. Это больше запись о личном путешествии, чем упражнение в записи альбома. Не знаю, напишу ли я ещё какой-нибудь альбом так, как этот, потому что он сложился из уникальных жизненных обстоятельств.

У тебя когда-нибудь было чувство, что нужно набраться храбрости, чтобы поделиться какими-то из наиболее болезненных песен на этом альбоме?

Я не нахожу их болезненными. Рассказ об этом я нахожу полезным. Делясь этим, ты исцеляешься.

Недавно ты сказала: «Это не альбом о моем разводе». Но большинство из нас, слушая его, подумают, что многие песни о разводе, новом браке и поиске себя заново. Ты сказала, что он, по большей части, автобиографический. Так какое место он занимает на шкале откровений?

Скажу, что он точно не альбом о разводе. Альбом о разводе был бы другим. [Она громко смеётся.] Есть несколько песен, которые полностью о моём опыте развода. Этот альбом, на самом деле, о периоде перехода и эволюции для меня, и развод определённо один из краеугольных камней этого путешествия. Но в нём множество других вещей и много отсылок, по которым слушатели не поймут, на какую часть своей жизни я ссылаюсь, поэтому, возможно, предположат, что это развод.

Можешь назвать одну песню, которую люди примут за песню о разводе, которая таковой не является?

“Where Do You Think You’re Going” больше о том, как меня покинули мои собственные родители, умерев. Или о потере в общем, когда ты теряешь что-то или кого-то и ничего с этим не можешь поделать – о той беспомощности, которую ты чувствуешь… Многие песни о моей ежедневной жизни и моих очень личных, журналистского типа, взглядах на вещи. “Let’s Kiss And Make Up” родилась из моих небольших ссор с нынешним мужем, и я пошла и написала эту песню, и эта песня просто выпала из моей системы.

Песня “Soldier” была лицензирована для нового фильма, который, на самом деле, о солдатах, «Спасибо за вашу службу». Но не похоже, что ты думала о буквальном смысле, когда писала её.

Когда я писала “Soldier”, я думала о моём сыне и боязни расставания и о том, как он будет бороться в жизни. Мой сын сейчас со мной, но даже прощаясь с ним, когда он уходит в школу, я ощущаю её. И, думаю, во многом это из-за внезапной потери моих собственных родителей без возможности проститься. И я думала о других семьях, чьи члены едут куда-то служить, и, когда они прощаются, они действительно могут никогда больше не увидеть этого человека. В наше время на телевидении всё время идут разговоры о военных и войнах то здесь, то там, я взволнована, как и все. Я встревожена… Эта песня начинается со слов: «Уходя, не закрывай за собой дверь». Обычно, когда холодно, вы бы попросили закрыть дверь. Но здесь: «Не закрывай за собой дверь, потому что мне всё равно, что холодно; я могу никогда больше тебя не увидеть и просто хочу, чтобы ты пообещал, что вернёшься…» Я плачу, я очень эмоционально на это реагирую. И, когда я увидела фильм, то она идеально подошла. Я много плакала, когда писала эту песню, и я счастлива, что песня нашла столь подходящий дом.

“More Fun” на противоположном конце шкалы, по тону. Я полагаю, она о тебе в молодости, потому что я не представляю, как ты тусуешься на парковках в наши дни. Или, может, тусуешься – что я знаю? [Она смеётся.] Но кажется, что это воспоминания.

Ну, я именно вспоминала. Вообще, я сидела в номере отеля на верхнем этаже, наблюдая, как тысячи болельщиков идут на бейсбольный матч, а у меня был грипп, и я так завидовала – я очень хотела пойти. Мне было так жаль себя и я подумала: «О, боже. Мне нужно чаще выбираться». Я очень много работала во время промо-тура, и это казалось более весёлым. Она отражает те годы, когда веселье было каждодневной вещью, которая считалась обыденностью.

Говоря о менее весёлых вещах, твои мемуары описывают период, окружающий “Come On Over”, как не очень весёлый для тебя. Мания по этому альбому не умирала годами. У тебя вышло восемь синглов с него, и он совершил прорыв в Европе через два года после прорыва в Америке, и он совершил прорыв в поп-музыке после прорыва в кантри. В книге ты говоришь: «Я была измотана, и, хотя я была рада успеху, я боялась, что это никогда не кончится: работа, путешествия, одиночество». Трудно быть благодарной, когда всеобщее поклонение тебя измотало. Много лет ушло, чтобы понять, что произошло?

Не было какой-то одномоментной реакции на одну конкретную песню, почти. Все реагировали на разные вещи в разное время и по-разному. Поэтому это был один очень длинный, невероятный момент, я полагаю, продлившийся 12 лет подряд. У не видела это в перспективе; у меня не было объективного мнения, потому что я была изолирована. Мне нравится быть изолированной, когда я сочиняю, пишу или работаю в студии, но иначе с этим сложно справиться. Одиночество ужасная вещь. Но объём работы был возмутительный. Многие люди были всё время очень добры ко мне. Думаю, я не всегда была любезна. Просто мне было тяжело. Это был захватывающий период моей жизни, но он не был самым весёлым периодом в моей жизни. Оглядываясь назад, я наслаждаюсь им больше со своей нынешней позиции, чем наслаждалась, когда всё это происходило. Но убежать от этого было невозможно тогда. Обычно, когда у тебя сильный стресс на работе, ты можешь взять отпуск, дистанцироваться и взять перерыв. Когда ты знаменитость высокого уровня, тебе практически некуда пойти – нет такого места в мире, которое дало бы тебе этот перерыв, где нет этого триггера, который снова заставит думать о работе. Есть охрана и логистики, и ты, на самом деле, никогда не можешь закончить раньше. Это бьёт по тебе, особенно если ты молода. Но мне было уже за 30, когда это всё началось.

Ты думаешь, что это немного помогло тебе, что ты была лучше подготовлена, чтобы справиться с бременем жизни суперзвезды в свои за 30, чем те, кто только что с корабля?

Да. Я не окончательно сошла с ума. [Смеётся.]

В своей книге ты написала: «Я пришла в музыку не за рекордами. Это форма искусства, а не спорт как хоккей». Но для тех из нас, кто ведёт счёт, статистика “Come On Over” ошеломительна. Это самый продаваемый женский альбом. Четвёртый среди самых продаваемых альбомов всех времён. Второй среди самых продаваемых за эру «СаундСкан». Он установил рекорд за самое длительное пребывание в Топ-20 чарта «Биллборд 200». И затем дополнительный, парадоксальный факт: за всё это время продолжительного успеха он никогда, на самом деле, не занимал первое место в чарте «Биллборд». Таким образом, можно предположить, что, когда он вышел, ты ещё не достигла уровня суперзвезды.

Самые успешные артисты в то время – те, которые управляли массами, продавали по 3 миллиона альбомов. Это само по себе было как сон, ведь я даже не представляла, что когда-либо попаду в эту категорию. После этого я перестала считать. Я сказала: «Оставлю счёт вам, ребята; я просто пойду и буду заниматься своим делом». Я никогда не следила за такими вещами. И многие из моих самых популярных хитов не достигали первого места в определённых чартах. Поэтому мне это казалось не важным, в итоге. Не знаю, как у других, но в моём случае, всё равно, такой значимой, какая я есть, меня сделала публика, а не какая-то моя внутренняя черта. Это не было что-то неестественное. Это поклонники своими личными темпами и в своё время покупали определённые песни или определённые альбомы, выпущенные мной. Это было почти непроизвольно – то, как всё сложилось в итоге. Но мне сейчас весело оглядываться назад на всё это и видеть, какой эффект это произвело.

Спустя 20 лет у тебя есть любимая песня с “Come On Over”, или песня, которую, по твоему мнению, недооценили?

Хм, хороший вопрос, потому что иногда я даже не помню, какие песни на каких альбомах. Я знаю, что выпускались они отдельно, но во многих смыслах для меня они шли рука об руку. Иногда идеи, попавшие на альбом “Come On Over”, начинались во время работы над “The Woman In Me”. Поэтому для меня не так ясно, какие песни на какой альбом попали. Так что, вероятно, я назову что-то с “Up!” [Смеётся.] Знаю, мы говорим о 20-летии “Come On Over”. Но я думаю о песне “The Woman In Me”, которая, очевидно, была на альбоме “The Woman In Me”. Я всегда считала, что эта песня должна быть перезаписана (перепета другим артистом). И “From This Moment On” это песня, которую я бы точно хотела слышать в исполнении более мощного голоса, и таких песен сейчас много. Может, я не выказала того почёта этим песням, которого они заслуживали – или, по крайней мере, того, как я слышала их, когда писала их. Помню, что когда я написала “From This Moment On”, то сказала Матту: «Знаешь, я не думаю, что мне стоит петь эту песню. Давай предложим её какой-нибудь певице с мощным голосом, чтобы она её записала». Он же очень настаивал, чтобы её записала я.

Особенно в кантри, люди с радостью вспоминают 90-е годы как идиллический период, в который женщины казались сильнейшими артистами из всех. Мы считаем это эрой открытых окон, когда у влиятельных женщин были равные возможности совершить прорыв, и барьеры между кантри и поп-музыкой также рассеивались. Но, может, ты не помнишь его как период открытых окон? Может, ты разбивала их?

Нет, окна точно не были открыты, совсем. Это было время борьбы. И единственное, что помогало – востребованность у поклонников. Вот в чём дело. Если бы у меня её не было, никогда ничего не получилось бы. Так что вопрос был больше в том, как мне достучаться до них? Это было по-настоящему сложно в то время – гораздо сложнее, чем сейчас, потому что сейчас есть все эти другие незамедлительные допуски к музыке и артистам, которые никто не контролирует, что очень здорово. Этого не было 20, 25 лет назад. (Контролирующие органы) не могут фильтровать всё настолько, насколько они могли фильтровать материал много лет назад. Поклонники, в итоге, решили, что хотят меня слышать, и как часто, и это определило всё. Никак иначе я бы не добилась того, что имею в своём архиве сегодня.

Интервью для журнала “Variety”, 19 октября 2017 года

Оригинал: Variety.com

Автор: Chris Willman

Переводчик: Carolina

Design made by Arthur
SHANIA.NET.RU 2005-2017
Main / Главная Shania / Шанайа Gallery / Галерея Downloads / Загрузки Site / Сайт Forum / Форум