ДРУЗЬЯ САЙТА


Marvellous-Anastacia.ru ShaniaTwain.com.br



ШАНАЙА ГОВОРИТ

«Мне не 25. У меня уже нет того тела, которое было. Я хочу любить то, куда я иду, но это трудно. Это адаптация, так что я понимаю женщин моего возраста и через что они проходят. Теперь мне нужно работать пять дней в неделю. Теперь мне нужно следить за питанием. К счастью, у меня есть выступления – это стало частью моих тренировок. Шоу в Вегасе – это 90 минут кардио, так что я могу тренироваться во время работы. Если бы я работала в офисе, мне бы пришлось три часа в день проводить в спортзале, чтобы достичь такой формы», – о физической форме и возрасте (источник “Macleans”).



РУССКИЕ СУБТИТРЫ

Shania Twain Russian Subtitles Мы стремимся помочь поклонникам Шанайи лучше понимать, о чем она говорит и поет, поэтому работаем над русскими субтитрами для концертов и программ о любимой певице. Все наши работы можно найти в альбоме нашей группы во «В Контакте». Помимо всякого рода мелочей, нами переведены все 6 серий документального сериала «Почему нет? с Шанайей Твейн» и концерты “Up! Live in Chicago”, “Winter Break”, “Up! Close & Personal” с дополнительными материалами и “Shania: Still The One Live From Vegas” с «Пропуском за кулисы».



РЕЛИЗЫ ПЕСЕН/КЛИПОВ

Life's About To Get Good Первый сингл с альбома “Now”, “Life’s About To Get Good”, вышел 15-го июня 2017 года. 20-го июля в качестве промо выпустили песню “Poor Me” вместе с лирик-видео. 26-го июля состоялся релиз клипа на песню “Life’s About To Get Good”. 18-го августа состоялся релиз второго сингла – “Swingin’ With My Eyes Closed”, а 29-го сентября вышел клип на эту песню. 15-го сентября вышел промо-сингл “We Got Something They Don’t”. 1-го июля 2018 года состоялась премьера клипа на песню “Soldier”.



НОВЫЙ АЛЬБОМ

Now 29-го сентября 2018 года состоялся релиз альбома “Now” в трёх версиях: стандартный CD (12 песен), делюкс-версия на CD (16 песен) и делюкс-версия на виниловых пластинках (2 пластинки, суммарно 16 песен). Альбом можно заказать здесь.



ГРЯДУЩИЕ СОБЫТИЯ

Резиденция “Let’s Go!” в Лас-Вегасе:
6 декабря 2019
7 декабря 2019
11 декабря 2019
13 декабря 2019
14 декабря 2019
18 декабря 2019
13 марта 2020
14 марта 2020
18 марта 2020
20 марта 2020
21 марта 2020
25 марта 2020
27 марта 2020
28 марта 2020
20 мая 2020
22 мая 2020
23 мая 2020
27 мая 2020
29 мая 2020
30 мая 2020
3 июня 2020
5 июня 2020
6 июня 2020

Другие события:
25 января 2020 – «Чёрно-белый бал» Невадского балетного театра (получение награды «Женщина года»)
20 марта 2020 – премьера фильма “I Still Believe” (роль матери главного героя)
дата неизвестна – релиз рождественского альбома



ПОДПИШИСЬ




ПОИСК




СТАТИСТИКА

Opened 6 June 2005
Webmiss: Carolina
Design made and coded by
Arthur's Design






ПОДКАСТ «ЧУДНАЯ ЖИЗНЬ» С ШАНАЙЕЙ ТВЕЙН

О песнях “Life’s About To Get Good” и “Swingin’ With My Eyes Closed”

Шанайа: Привет! Шанайа Твейн здесь. Это подкаст “Bizarre Life” Дэна Вуттона, и я сегодняшний гость. Ладно, приступим.

Дэн: Шанайа Твейн, давай поговорим о твоей «Чудной жизни» – это, кстати, название подкаста, а не то, чтобы я говорил конкретно о тебе.

Шанайа: Хорошо, о моей чудной жизни.

Дэн: Должен сказать, я чувствую себя счастливчиком, потому что я имел возможность слушать твой альбом довольно обстоятельно последние шесть недель, и я одержим – это мой самый любимой альбом этого года из слышанных на данный момент. Думаю, его чертовски долго ждали, так что он обязан был быть потрясающим, но хорошая новость в том, что он такой и есть.

Шанайа: Ой, это большое облегчение для меня, потому что с нетерпением и столь долгим ожиданием… не то чтобы я намеренно ждала, но когда у тебя высокие ожидания в отношении чего-то, то легко разочароваться, верно? Так что мне очень приятно это слышать.

Дэн: Что ещё здорово, так это абсолютно классическая Шанайа, но с очень современными элементами в некоторых песнях, потому что ты определённо немного экспериментируешь с музыкой – есть элементы регги, элементы танцевальной музыки, но лично для меня песни, которые действительно меня сразили, это песни, полные эмоций, на этом альбоме. Все карты вскрыты. Сделать это было сознательным решением?

Шанайа: Думаю, что, раз я работала над ним самостоятельно, никто не говорил мне: «Ты слишком много рассказываешь», «Ты не рассказываешь достаточно», «Ты далеко заходишь», – и я просто следовала своим инстинктам, и чувствовала себя комфортно. Всё, что я рассказала, было для меня комфортным. Я хочу сказать, что очень многие люди уже знают о моей жизни, и я считала, что зона, в которую я вошла с честностью и открытостью, была совершенно адекватной тому, как, я считаю, люди уже знают меня как человека. Я говорю о многих вещах в более поэтическом ключе, и я не уверена, что они будут поняты верно.

Дэн: Некоторые из них необязательно понимать буквально.

Шанайа: Верно! Точно! Я не знаю, насколько люди будут вчитываться и вникать в это. Мне очень любопытно, потому что для меня это были уроки творчества.

Дэн: Думаю, люди вчитаются, потому что есть подсказки в текстах песен. Особенно в наши дни, когда есть Интернет. Люди могут легко скачать тексты песен.

Шанайа: Да. Я хочу, чтобы люди их проанализировали. Я не боюсь этого. Это очень чистый и честный альбом, и по части авторства… Как я сказала, что из того, что я написала за всю свою карьеру, эти тексты написаны совершенно без чьего-либо влияния. Так что я просто зонирую пространство и изолирую себя, так что я, наконец, делюсь им, и очень взволнована слышать обратную связь, основанную на наблюдениях людей за историей или устными текстами здесь или за чем-то ещё.

Дэн: Первый сингл, очевидно, вызвал разговоры, и его все восприняли, я полагаю, как известие от тебя: «Я вернулась. Знаете, последние несколько лет были трудными, но теперь я чувствую, что могу завоевать мир». Расскажи об этой песне. На каком этапе всего процесса ты написала её, и как родилась лирика?

Шанайа: Эта песня была написана года три назад…

Дэн: Так давно?

Шанайа: Да, действительно года три назад, и, знаешь, первая строчка «Я была не просто сломлена – я была разрушена», так что всего в одной этой строчке говорится всё о том, где я была – о настоящем падении, которое произошло больше одного раза в моей жизни. Речь не только о разводе, а о знании, как ощущается это падение – окончательный момент, когда хуже уже быть не может. Затем в припеве присутствует оптимизм. И это просто я буквально пишу строки в куплете, вспоминая, как паршиво я себя чувствовала, а затем смотрю вверх между строчками, которые пишу, и этим потрясающим, залитым солнцем видом – я писала её пляже на Карибах и думала: «Как тут красиво! Вода так прекрасна, и такой замечательный прекрасный день». Я такая счастливая, а потом снова окунаюсь в эти тёмные строчки про предательство, в почти шизофренические, или как минимум, конфликтующие эмоции – и это всё за одну сочинительскую сессию. Но хорошо то, что был свет в конце туннеля. Поэтому что касается развития истории и правдивой её подачи, то я действительно прошла путь от тьмы к свету, от грусти к счастью…

Дэн: Конечно. И прежде чем мы поговорим о том, что ты пережила, первый трек… Я хочу спросить тебя о песне, открывающей альбом, потому что, я думаю, что это та песня на альбоме, которая больше всего удивит людей. Я считаю, что она должна выйти синглом, потому что это потрясающая, радостная, весёлая, грандиозная песня. Знаете, это важная песня, но в ней чувствуется немного влияние регги, правда?

Шанайа: Да.

Дэн: Люди не ожидают такого от Шанайи Твейн. Откуда это взялось? Что вдохновило тебя, когда ты это писала?

Шанайа: Я написала её у себя в подвале, и я работала над другой песней. Я записывала другую песню, и музыкально ушла от первоначальной мелодии. Для сведения звука я обычно использую программу “ProTools”, поэтому в процессе сочинения у меня обычно нет инженера. Я записывала бэк-вокал для другой песни – даже не помню, что это была за песня, но она предназначалась для этого альбома. Я была с Роном Аниэльо, и он пошёл в туалет. Я начала просто наигрывать на гитаре нечто из регги. Я поигралась так какое-то время, но ещё не знала, с каким грувом я продолжу, и я стала просто наигрывать в сторону синкопического бита, который я даже не считала регги – я просто задала ему синкопический грув, который… я хочу сказать, что этот регги-грув весёлый, но он синкопический. Я просто продолжила в этом синкопическим направлении, и он вернулся. И, когда он вернулся, я сфокусировалась на том, что мы делали до того. И я не помню, как я поняла это, но, вроде, он прослушал запись и сказал: «О, звучит очень хорошо». И я сказала: «Так ты записывал всё это время! Это всё равно что шпионить за кем-то! Ты записывал, пока ходил…»

Дэн: Так хорошо, что он записал!

Шанайа: Я знаю! Он сказал: «Я просто оставил программу с включённым режимом записи. Я не намеренно вёл запись. Мы записывали до этого другие вещи, и я просто её не выключил». Тем не менее, послушав запись, я подумала: «Вау! Это действительно подходит. Этот грув сюда подходит».

Дэн: Я не могу дождаться, когда люди её услышат, потому что это такая классная песня!

Шанайа: Припев приобретает совершенно другой поворот. Отголоски 80-х. Над ней работать было весело.

Дэн: Ну, я думаю, её надо выпускать синглом.

Игра в «Отложить, удалить, повторить»

Дэн: Это «Отложить, удалить, повторить». Мы даём тебе три из твоих песен, и тебе нужно выбрать, какую ты бы отложила, какую бы удалила и какую поставила бы на повтор. Я понимаю, что это очень трудно.

Шанайа: Ладно, но «отложить», зачем откладывать? То есть послушать её потом, а не сейчас?

Дэн: Именно.

Шанайа: В этом смысле «отложить»? Хорошо.

Дэн: Так, мы начнём с классических песен Шанайи.

Шанайа: С моих песен?

Дэн: “That Don’t Impress Me Much”, “Man! I Feel Like A Woman!” и “Don’t Be Stupid (You Know I Love You)”. Какую ты бы отложила, какую удалила, а какую поставила бы на повтор из этих трёх?

Шанайа: Ладно, “That Don’t Impress Me Much” я бы поставила на повтор. “Don’t Be Stupid” я бы удалила, потому что я и так часто её исполняю, если мне всё же надо выбрать одну?

Дэн: Да.

Шанайа: И “Man! I Feel Like A Woman!” я бы отложила.

Дэн: И расскажи мне теперь, “Man! I Feel Like A Woman!” это одна их тех песен, которая стала синонимом десятилетия. Это настоящая классика. Как ты смотришь на эту песню два десятилетия спустя?

Шанайа: Я до сих пор наслаждаюсь ей. Она заряжает энергией, когда я слышу её, когда играю её живьём. Я думаю, это одна их тех песен, которые звучат, будто…

Дэн: …Время не властно над ними.

Шанайа: Да! Я думаю, если бы кто-то записал её сейчас так, как она была записана тогда, она бы всё равно звучала современно.

Дэн: Точно. Теперь столкнём классические баллады Шанайи: “You’re Still The One”, “From This Moment On” и “Forever And For Always”.

Шанайа: О, Господи!

Дэн: Какую ты бы отложила, какую удалила, а какую поставила на повтор?

Шанайа: “Forever And For Always” я бы поставила на повтор. Что ещё было? “From This Moment On” и что?

Дэн: И “You’re Still The One”. Две твои самые выдающиеся песни.

Шанайа: Ах. Ладно. “From This Moment On” я бы отложила. И “You’re Still The One” я бы удалила, потому что другие артисты стали записывать её, и я наслаждаюсь чужим исполнением и наблюдением за этим со стороны.

Дэн: Хорошо объяснила. Очень хорошо объяснила.

О новой и старой любви, потрясениях и любимых песнях с нового альбома

Дэн: Очевидно, за 15 лет музыкальная индустрия сильно изменилась. И, думаю, многие поклонники полагали, что новый альбом никогда не выйдет. Что изменилось для тебя, что дало уверенность для возвращения?

Шанайа: Ну, я тоже считала, что никогда не выпущу ещё один альбом, что такой будет моя действительность, поскольку на несколько лет я потеряла голос. Я могла говорить, но не могла кричать. Я не могла крикнуть, чтобы позвать собаку или сына.

Дэн: Первый сигнал. Наверное, это была самая подрывающая силы вещь из тех, которые могли произойти.

Шанайа: Это было большим потрясением. Я действительно горевала о потере голоса на протяжении всех тех лет.

Дэн: И всё это было из-за клеща?

Шанайа: Всё из-за клеща. То есть болезни Лайма. Это очень серьёзно. Есть много клещей, которые не являются переносчиками этой болезни, но это определённый вид клещей. Обычно она поражает жизненно важные органы, поэтому мне повезло. Но она обычно поражает жизненно важные органы, эта болезнь сильно подрывает здоровье. Мне очень повезло, что она поразила, как я знаю, нервы на моих голосовых связках, а не сами голосовые связки – мне кажется, это понимается неправильно. Это не типичная проблема для певца, потому что обычно это узелки или усталость. В моём случае это нервы в голосовых связках. Это обнаружил невролог, а вовсе не специалист по голосу. И мне повезло, что это было выявлено, чтобы можно было понять, как решить проблему… не решить её, а хотя бы узнать, как лечить и что делать.

Дэн: А эмоционально, когда ты думала, что никогда больше не будешь петь, как ты это воспринимала? Страдала ли ты от депрессии, например, в тот период?

Шанайа: Ну, это меня расстраивало, правда. Я страдала от этого каждый день. Это была каждодневная проблема, потому что каждый раз, когда хотелось громко позвать собаку или подбодрить в игре, голос звучал не так, как должен бы. Так что забыть об этом было невозможно. Это вгоняло в депрессию. Я горевала, я была очень огорчена этим, но я продолжала писать. И письмо – моя первая любовь, она превыше всего в моём артистическом мире.

Дэн: Ты писала музыку или…?

Шанайа: Что угодно. Неважно, пишу я стихи, или пишу я… Иногда я просто пишу записки, как наблюдения, или мнения, или… я просто писатель. И мне нравится играть словами, мне нравится выражать себя в любой письменной форме, так что я решила написать автобиографию и просто насладиться письмом. И я продолжала писать песни, несмотря на то, что мне не нравилось, как я звучала. Я просто делала это ради самого письма и приняла тот факт, что, возможно, никогда не буду петь эти песни, что эти песни я отдам другим артистам – именно так я думала. Так что я не перестала быть артистом, но просто теперь я была артистом другого плана – я собиралась быть только автором, но не исполнителем. Так что это всё равно было грустно для меня, но я всё же что-то делала, в любом случае.

Дэн: И, очевидно, также этот период идеально сочетается с материнством. У тебя есть сын, которому сейчас 15 лет. И я полагаю, что, будучи вне карьеры, ты смогла сфокусироваться на воспитании.

Шанайа: Да. Это было благословением. Взяв таймаут на эти годы от работы в студии, от гастролей, я наслаждалась материнством. Меня не возмущало, что я не в студии, не на гастролях, мне нравилось быть мамой. Я также наслаждалась этим перерывом. Мне нужен был перерыв, я была измотана. Просто я не ожидала, что этот перерыв так затянется. Он всё же был слишком длинным, но поэтому я и начала писать песни. Я провела много творческих лет, наслаждаясь сочинением песен и ролью номер один в моей жизни – материнством.

Дэн: И, определённо, большая перемена в твоей жизни, потому что – ты ссылалась на это ранее – теперь у тебя также новый муж. Это дало вдохновение для творчества? Считаешь ли ты это одной из причин, почему ты решила, что тебе снова нужно записывать песни самой?

Шанайа: Ну, обретение и потеря любви всегда вдохновляют меня на творчество. Моё письмо для меня отдушина. Я всё записываю, не могу сказать, что я веду дневник, но я записываю свои мысли, и потом эти записи превращаются в песни. Это я всё равно делаю сама по себе, но настоящая независимость и смелость взялись из работы над альбом – работы, сочинительства для цели. Писать для конкретного проекта, сократить письмо для веселья или терапии в интересах проекта, сфокусироваться на песнях на 3-4 минуты, выбрать направление, какую-то временную шкалу, следовать определённой временной шкале. Даже то, как вернуть голос – всё это было карабканьем вверх по холму в плане того, что нужно было прийти к мысли, что я готова, я могу это сделать, обрести уверенность, потому что у меня её не было.

Дэн: Как ты думаешь, могла бы ты это сделать, если бы не обрела любовь вновь?

Шанайа: Да. Не думаю, что я бы когда-либо стала полагаться на другого человека в поиске себя. Теперь я это поняла о себе. Я не инвестирую своё будущее или свою жизнь… будущее – не то слово, я не инвестирую свою жизнь и не накладываю обязательства за себя на другого человека – так лучше это сказать. Никто другой за это не ответственен. Я думаю, для меня любовь это дар, это необходимость, но всё равно тебе везёт, если у тебя она есть, так что ты не можешь на неё рассчитывать. Наверное, из этого проистекает мой инстинкт самосохранения – даже если я никогда больше не встречу любовь, я всё равно не лягу и не умру. Но мне повезло её встретить, и она, конечно, питает вдохновение, что нужно каждому творческому человеку.

Дэн: Это всё равно тяжело, наверное, потому что большую часть своей карьеры ты жила жизнью, о которой можно только мечтать. Знаешь, что это значит? Все смотрели на тебя, и у тебя были идеальные отношения, успешная карьера, и тебе впервые пришлось столкнуться с тем, каково это, когда люди обсуждают твою жизнь. Также в тот период у тебя было не много способов дать ответ на то, что говорили. Считаешь ли ты это трудным?

Шанайа: Ну, я сочла путь от стабильности к нестабильности страшным. И становилось легче, когда я говорила об этом. Я считала, что всё хорошо. Я считала, что худшее в моей жизни – позади. Ошибка. Никогда так не думайте. Вы никогда не знаете, что поджидает вас за углом. Не то чтобы нужно жить в тревоге, но… вот что делает зависимость от другого человека. Я считала, что тот брак – на всю жизнь. Я считала, что я в безопасности, что брак – навсегда, что эти творческие отношения – навсегда, и я очень на это рассчитывала. Я даже никогда не рассматривала вариант, что может быть по-другому. Я была в браке, и это на всю жизнь – я была в этом уверена. И вот когда этого не стало – брак разрушился, с ним разрушилась дружба – всё рассыпалось на куски, конечно и музыкальное сотрудничество было разрушено, было легче не извиняться за то, как это ударило по мне, а сказать: ну, что есть, то есть. И так легче оправиться от таких вещей: выложить их на стол и обсудить.

Дэн: И, конечно, ты пережила величайшую трагедию – потерю обоих родителей в очень молодом возрасте. Что-то стальное есть внутри Шанайи.

Шанайа: Да, это точно. Я называю это бойцом. У меня всегда ощущение, что я выживаю в жизни, балансирую. Я не живу в страхе. Я живу с благодарностью. Ты можешь либо бояться того, что впереди, либо быть благодарной, что преодолела прошлое. Я за последнее.

Дэн: Я так согласен с тобой!

Шанайа: Я такая: ууу, какая я молодец, я пережила это. Я такой человек, который всегда благодарен за то, что прошло, вместо того, чтобы бояться и убегать от того, что впереди.

Дэн: Но я думаю, это потому, что – ты можешь счесть это странным, но после этого альбома я очень горжусь тобой, – потому что ты сделала его самостоятельно, и я думаю, это было важно для тебя, чтобы доказать миру…

Шанайа: Но это было очень страшно. Было очень страшно работать над ним самостоятельно. Как я только что сказала…

Дэн: Потому что это творческое партнёрство было таким сильным и было такой большой частью твоей карьеры, что невероятно, что ты вообще смогла это сделать.

Шанайа: Я просто должна была это сделать, я должна была работать самостоятельно. Как только я поняла, что мой голос справится, а это был очень долгий процесс… но, как только я поняла, что справлюсь, я решила, что нет оправданий топтанию на месте, нужно двигаться вперёд, побороть страх и ни на кого не полагаться. Последнее, что мне хотелось сделать, пережив всё это, это полагаться на кого-то другого, чтобы он сделал этот важный шаг со мной. Я хотела сделать это сама. Я хотела пройти через это испытание, я не хотела, чтобы кто-то вёл меня через него за руку. Я сказала себе: «Нет. Либо я пройду через это сама в этот раз, либо вообще не сделаю это». Я была решительной.

Дэн: Я думаю, это лучший альбом в твоей карьере, на самом деле.

Шанайа: Спасибо. Спасибо.

Дэн: Ты сама так считаешь?

Шанайа: Я определённо считаю, что это одно из лучших моих сочинений. И я думаю, что вокал… Я узнала очень много других вещей о моём голосе с проблемами, которые у меня были. Я не хочу сказать, что я стала лучше петь и переплюнула себя, но у меня более качественный голос теперь, чем был тогда – может, более честный. Не уверена, как это правильно объяснить. Я не объективна в этом вопросе. Будет интересно услышать, как люди его воспримут, и эта обратная связь бесценна для меня, потому что…

Дэн: Это определённо также альбом, с которым хочется жить, песни становятся сильнее на пятое, шестое, седьмое прослушивание, что, на мой взгляд, является признаком отличного альбома.

Шанайа: Спасибо. Мне до сих пор сложно назвать любимые песни. Думаю, это зависит от настроения.

Дэн: Так какие?

Шанайа: Я тебе назову разные каждый день. Ладно, мои любимые… Я назову тебе причины. “I’m Alright” – одна из моих любимых песен.

Дэн: Это моя любимая песня, кстати.

Шанайа: Потому что я никогда не устаю, независимо от стадии. А я была с этой песней от момента написания до последних штрихов сведения. Остальные песни то нравятся больше, то меньше – в зависимости от настроения. Для этой же не важно, в каком я настроении. Я включаю её, и я сразу же наслаждаюсь ей.

Дэн: И она окрыляет.

Шанайа: Она окрыляет, это торжественная песня. Это торжество выживания. “All In All” моя любимая песня с точки зрения написания. С точки зрения авторства там есть немного снисхождения, она немного более философская, и я могла бы написать весь альбом в таком ключе, но это была бы слишком большая привилегия. Так что одна такая песня на альбоме, и я очень её люблю. От неё тоже никогда не устану, и не уставала ни на какой из фаз. “Roll Me On The River” это мой «джем» на альбоме. Это мой «джем». Я хочу её услышать…

Дэн: Она эндемическая. Готов поспорить, тебе не терпится исполнить её живьём.

Шанайа: О, я просто…. “Roll Me On The River”… Я написала её на... У меня было ощущение, будто я сижу на веранде на пляже в маленьком коттедже, и чувствовала… не знаю, в ней есть что-то вневременное.

Дэн: Да.

Шанайа: Что-то вневременное в этой песне. “Light Of My Life” я люблю просто слушать…

О самых чудных событиях в своей жизни

Дэн: Теперь время «Какой самый чудной…?» – это быстрые вопросы и ответы. Тебе надо назвать самые чудные вещи в ответ на вопросы.

Шанайа: Ассоциативно с этим словом?

Дэн: Да, как ассоциации. Сначала, самое чудное место, где ты выступала.

Шанайа: Стриптиз-клуб.

Дэн: Это чудно! Самая чудная история, которую тебе довелось прочитать о себе.

Шанайа: О, что я лгала о своём происхождении.

Дэн: Правда? Что они писали?

Шанайа: Да, это было так странно. Чудно! Я такая: ЧТО?

Дэн: О чём, по их словам, ты лгала?

Шанайа: Можно запутаться в моих корнях, потому что меня воспитывал отец индеец, но мой биологический отец тоже индеец, но племя, которое приняло меня, когда мой приёмный отец удочерил меня, дало мне право считаться представительницей Оджибве, тогда как мой биологический отец не является представителем индейцев Оджибве. Так что они… Ну, это технический вопрос. Но это было очень чудно. Хотя эта история чудна сама по себе – она очень запутанная.

Дэн: Так как об этом можно солгать?

Шанайа: Смешно то, что я выгляжу белым ребёнком, удочерённым представителем меньшинства… Помнишь фильм «Придурок»?

Дэн: Да.

Шанайа: Вот и у меня похожая история. И я думала: «Зачем мне об этом лгать»? Это было очень чудно для меня.

Дэн: Самая чудная вечеринка, которую ты посещала, и кто был с тобой?

Шанайа: Ой, я оказалась на вечеринке на нудистском пляже.

Дэн: На вечеринке на нудистском пляже?

Шанайа: Да.

Дэн: Где это было?

Шанайа: Это было где-то на Карибах, и я не знала, что была на нудистском пляже. Была доступна только одна комната, и никого рядом не было, и вот я выхожу на балкон, а все голые веселятся внизу у бара. И единственное, о чём я думала: «Я ни за что не спущусь вниз. Это не гигиенично. Люди сидят на барных стульях с голым "булками". Я ни за что это не сделаю». Так что я не присоединилась к вечеринке, но наблюдала за ней со своего балкона.

Дэн: Вероятно, это было наилучшее место для наблюдения.

О Тейлор Свифт и Найле Хоране

Дэн: Сейчас я хочу очень быстро поговорить о твоём влиянии на музыкальную индустрию, потому что очевидно, что за эти годы отсутствия, произошёл бум артистов кантри-поп, вдохновлённый, по большому счёту, тем, что делала ты в конце 90-х. Думаю, очень легко забыть, что, особенно в Великобритании, кантри-музыки не было чартах на протяжении десятилетий. Немного Долли Партон, и это всё, в общем-то. Теперь же есть подобные Тейлор Свифт – те, кто работают в направлении кантри-поп, вдохновлённом тобой. Как тебе это? Кого ты любишь? И что ты подумала, когда Тейлор стала новой Шанайей?

Шанайа: Считаю, что это здорово. Я бы это назвала этнической поп-музыкой. Это мейнстримная поп-музыка. Я даже причисляю таких артистов как Эд Ширан к числу авторов и исполнителей фолка… Я имею в виду, что это мои корни. Я росла на этнической музыке: The Mamas & the Papas, Гордон Лайтфут – они причисляются к поп-музыки, но у них органическое, этническое, фолковое… там-да-дам… Эммилу Харрис и Уилли Нельсон, Джим Кроче, Bread – они работали на стыке жанров, но у всех есть фолковая сердцевина, фолковая душа.

Дэн: А ты вообще знакома с Тейлор?

Шанайа: Да. Да.

Дэн: Она спрашивала у тебя совета?

Шанайа: Да, но мы не о таких вещах говорили. Она очень милая. Мы пересекались несколько раз за эти годы, но однажды вечером мы сидели у неё на кухне и просто болтали. Это было здорово. Она – очень талантливый человек. Я обожаю её способность писать истории, музыку, которая так хорошо рассказывает. Это очень интересно. Нужно быть бойким, чтобы написать песню, и чтобы написать хит. Но также ты должен быть контактен для слушателя. Он должен понимать, что ты говоришь, чтобы понять тебя. И она обладает всем этим. В таком молодом возрасте у неё всё это уже есть.

Дэн: И ещё один вопрос, о чём мы недавно читали, так это что Найл Хоран из One Direction оказался в той же студии, что и ты.

Шанайа: Да.

Дэн: И ты смогла дать ему какой-то совет, потому что он очень заинтересован в нашвиллском звучании. Что ты думаешь о нём как о молодом артисте?

Шанайа: О, я думаю, он классный. Я думаю, он очень чудесный, очень органичный и натуральный. Я сегодня немного озадачена, потому что вчера отправила ему сообщение, и он до сих пор мне не ответил. Обычно он отвечает сразу.

Дэн: Наверное, у него телефон отключен – это единственная возможная причина.

Шанайа: Я сказала себе: «Ну, посмотрим!»

Дэн: Найл, ответь на сообщение. Немедленно!

Шанайа: Всё равно, он милый, мы хорошо ладим, и нам нужно писать вместе. Думаю, это будет успешная творческая сессия.

Дэн: Хотел бы это увидеть.

Послесловие

В конце Дэн предлагает «чудное испытание» - испытание акцентами: Шанайе дали текст песни “Man! I Feel Like A Woman!”, и ей нужно читать его с разными акцентами. Сначала её собственный, канадский акцент. Затем французский, нью-йоркский, английский королевы, австралийский, и в конце – шотландский.

Дэн: Большое спасибо, Шанайа. Какое замечательное интервью. Мы всё обсудили. И я могу искренне сказать, что этот альбом людям понравится. Как я сказал, он уже один из самых полюбившихся мне альбомов в этом году. И очень приятно, что ты вернулась спустя 15 лет.

Шанайа: Спасибо. Мне приятно.

Дэн: Много времени прошло.

Шанайа: Да.

Дэн: Большое спасибо, Шанайа.

Шанайа: Спасибо. Спасибо.

Дэн: Ухты! Это было интервью, которого я ждал 15 лет. Я не обманываю, когда говорю, что её альбом уже один из моих любимых альбомов года. Невероятно многосторонний, столько потрясающих решений. Это в некотором роде старая Шанайа в плане зажигательных громких треков, но с современными нотками. И также есть баллады, которые просто разобьют вам сердце, потому что очевидно, что она через многое прошла за последние 15 лет.

Перевод подкаста «Чудная жизнь с Дэном Вуттоном», 13 июля 2017 года

Переводчик: Carolina

Design made by Arthur
SHANIA.NET.RU 2005-2019
Main / Главная Shania / Шанайа Gallery / Галерея Downloads / Загрузки Site / Сайт Forum / Форум